Каждый раз, приезжая на острова, ловишь себя на мысли о том, что ты разглядываешь остров, а остров в это время разглядывает тебя. На Хийумаа это ощущается как-то особенно, причем, с самых первых минут пребывания. Старик и коза первыми встретят вас в порту Хельтермаа и составят о вас свое мнение.

 

Остров – это особенное сочетание суши, моря и ветра. Даже недолгое пребывание в таком месте едва уловимо, но все-таки отчетливо, меняет что-то в человеке, притормаживает, успокаивает его. И уже меньше хочется спешить, суетиться, а все больше — смотреть по сторонам и вглядываться в себя.

А что говорить о людях, которые живут на острове всю свою жизнь?

Остров поддерживает людей, а люди поддерживают культуру острова. Есть такая легенда: в деревне Тубала была вбита свая, которая держала остров на морском дне, не позволяя ему дрейфовать. Эта свая была вбита очень давно. Возможно, так же давно, как стоит на своем месте маяк Кыпу, а, может, и дольше. Эта свая является еще и символом особенной культуры острова, поэтому в 2003 году была установлена новая. Каждый год, 28 июля, эта свая укрепляется гвоздями с именами тех людей, которые жертвуют свои силы, время и деньги на поддержание культуры. Потому что культура – это такая же свая, позволяющая людям иметь опору, а не дрейфовать в море неопределенности.

 

Церкви тоже долгое время служили опорой для людей. И на Хийумаа их немало. Но меняются времена, меняются приоритеты и ценности, и в приходах остается все меньше людей. Однако для старых церквей это не внове. Например, церковь Пюхалепа хранит память о самой короткой проповеди в мире. Она наверняка попала бы в книгу рекордов Гиннеса, если бы в то время книга существовала. А история такая: однажды, увидев, что в холодный день на службу пришло мало народу, пастор промолвил: «Мало людей — мало слов. Аминь!», и на этом закрыл Библию. С тех пор приход увеличивался и уменьшался, а церковь продолжает хранить свои сокровища, тайны и память о представителях таких знатных фамилий, как Делагарди, Стенбок и Унгерн фон Штернберг.

Унгерн фон Штернбергов здесь помнят многие церкви. В частности, церковь Рейги обрела свой нынешний облик в память об умершем сыне Отто Рейнхольда Людвига фон Унгернштернберга. Того самого пирата, о котором слагали легенды не только за пределами острова, но и далеко за пределами окружавшего его моря.

 

Удивительнейшая церковь Палукюла также должна была стать усыпальницей Унгерн фон Штернбергов, но, как говорится, что-то пошло не так. Церковь осталась неосвященной, и на сегодняшний день является объектом пристального внимания Эстонской академии художеств — в рамках проекта, дарящего новую жизнь забытым и заброшенным объектам культуры.

 

Не только церкви, но и многочисленные часовни охраняют покой тех, кто жил на острове. На небольшом кладбище Кассари, возле крохотной часовни с соломенной крышей, недалеко от монументальных крестов титулованных особ, есть неприметная могила Виллема Тамме. В свое время он позировал Йохану Кёлеру, писавшему фреску с изображением Христа «Придите все ко мне…» (1879) в таллиннской церкви Каарли.

Часовня в Мальвасте тоже невелика. Она построена из дерева, и она тоже с соломенной крышей. Это то место, куда на службу могут прийти православные островитяне.

Церковь XIII века в Кяйна не пережила последнюю войну.

 

Как не пережили войну и все каменные мельницы острова. Одна из самых больших находилась возле поместья Сууремыйза. В отличие от мельницы, мыза осталась цела. Теперь там находятся начальная школа и профессиональное училище. В здании сохранились фрагменты из прошлой жизни мызы, старинная лестница и, конечно же, легенды о пиратском кладе и приведениях.
А поскольку в профессиональном училище наряду с другими специалистами обучаются будущие садоводы, гулять по парку теперь особенно приятно.

 

Сууремыйза – не единственная мыза на острове. Но от других до наших дней сохранились лишь фундаменты да старые аллеи, посаженные вдоль дорог. Неподалеку от Сууремыйза находилось поместье Ваэмла. Его больше нет, но дело его живет. При мызе было множество пастбищ, на которых паслись овцы самых разных пород. И по сей день, проезжая через эту деревню, можно увидеть шерстяную фабрику, на которой местная овечья шерсть обрабатывается на польских станках конца позапрошлого века.

 

И неудивительно, что остров отовсюду разглядывает вас глазами пугливых, но любопытных овец.

 

Про Хийумаа можно рассказывать бесконечно, но нельзя обойти вниманием маяки, которые в наши дни служат не столько навигационными знаками, сколько символами того, что на суше о безопасности моряков заботятся, и на земле их кто-то очень ждет.

 

Остров Хийумаа не очень большой, но каждая поездка сюда – событие, потому что для ценителей у него всегда припасено что-то особенное: песни ветра, сказки моря, в июле — земляника, а в апреле — праздник жизни, возвращающийся на крыльях перелетных птиц.

 

 

 

Автор текста и фотографий: Ирина Данилова

#40историй

Проект проводится при поддержке Совета Министров Северных стран.