Девичья башня (Meggedthurm) – построенное в XIV веке защитное сооружение, которое появлялось на сцене истории в самых разных «ролях». Среди них были ведущие и скромные роли второго плана. Ее не раз отправляли на заслуженный отдых, а неожиданное возрождение становилось началом новой, еще более яркой жизни.

Сейчас это часть музейного комплекса, включающего соседние башни – Кик-ин-де-Кёк, Конюшенную и Надвратную — вместе с бастионами и участком городской стены. Многие горожане и гости эстонской столицы с ностальгией вспоминают располагавшееся в ней знаменитое кафе «Neitsitorn», с уникальной для 80-х годов прошлого века средневековой атмосферой и винным погребком, где можно было заказать фирменный глинтвейн. И совсем немногие знают, что двести лет назад разрушенное войнами и временем строение находилось в частной собственности. Оно было переделано в двухэтажный жилой дом с классицистическим фасадом и выступом в виде ротонды, выходящей в цветущий сад.

На первом плане – Девичья башня. Фото 1930-х гг.

Несомненно, у этого уникального здания особая аура, которую и сейчас могут почувствовать посетители музея. Это место всегда привлекало художников и людей творческих профессий. Некоторые использовали помещения Девичьей башни под ателье, а кто-то на годы поселился в необычном доме. Среди обитателей башни числятся как малоизвестные широкой публике имена, так и классики, без которых невозможно представить историю эстонского искусства XX века – например, художники братья Рауд и архитектор Карл Бурман.

Благодаря воспоминаниям современников, снимкам из семейного архива и сохранившейся кинохронике мы можем представить, как выглядело ателье художников, и какая там царила атмосфера. Попытаться почувствовать, как менялась обстановка и настроение жилища в зависимости от характера хозяина или смены времен года. Эффект «машины времени» в данном случае поможет создать выставочное пространство, недавно появившееся на втором этаже башни.

Выставка «Девичья башня – храм искусства». Фото Меэли Кюттим.

Небольшое помещение, в которое попадает зритель, – это не воссозданная копия ателье какого-то конкретного мастера. Скорее, это собирательный образ, обитель genius loci, духа- хранителя этого места. Условное пространство перемещает нас в квартиру-ателье первой половины XX века, а разнообразие предметов позволяет оживить какую угодно историю или картину.

Здесь и личные вещи, принадлежавшие художникам, и найденные в разных уголках мира аналоги или современные копии. За стеклом находится сменная часть экспозиции, где будут размещаться «выставки одной картины». Все вместе – это сцена и реквизит, актеров вызывает наше воображение, а постановщиками пьесы являемся мы сами.  Попробуем оживить одну из историй и мысленно перенесемся на сто лет назад.

Выставка «Девичья башня – храм искусства». Фото Меэли Кюттим.

С 1911 года на втором этаже Девичьей башни находилась мастерская Пауля Рауда, известного портретиста и пейзажиста. В 1914 году к нему присоединился брат-близнец Кристьян Рауд, прославившийся как иллюстратор эстонского национального эпоса «Калевипоэг».

И по складу характера, и по творческому подчерку, братья были совершенно разными. О Пауле говорили как о настоящем денди, энергичном и предприимчивом, любившем общество и умевшем налаживать деловые связи. Кристьян был более замкнут, рассудителен, имел очень узкий круг друзей и предпочитал работать в одиночестве. Друзья вспоминали, что в ателье его работы всегда стояли повернутыми изображением к стене. Кристьян мог уничтожить незаконченную работу, если кто-то прежде времени пытался на нее взглянуть. Художник увлекался эстонским фольклором, мифологией, народными сказками, изучением быта крестьян. Все это отразилось в особой атмосфере его произведений, наполненных символами и романтическим настроением.

Переезд Кристьяна из Тарту в Таллинн совпал с началом Первой мировой войны. По воспоминаниям художника, в этот сложный период большая часть времени уходила на налаживание быта и выполнение небольших заказов. «Мне было жаль себя и страшно за потерянное время. Что ушло, того не вернешь. Я много видел и слышал о затруднениях, которые испытывали наши молодые художники. Это было обусловлено общей бедностью военного времени и нервозностью жизни одним днем», — делился Кристьян в беседе с художественным критиком Расмусом Кангро-Поол.

Кристьян Рауд. Иллюстрация к эпосу «Калевипоэг». Издание 1935 г.

Чтобы заработать на жизнь, художники стали пробовать себя на педагогическом поприще: Пауль  преподавал рисование в Таллиннской женской коммерческой гимназии, а Кристьян — в частной школе Якоба Вестхольма и Таллиннской школе искусств.

Кроме того, Кристьян продолжал участвовать в разработке идеи создания Эстонского национального музея. В 1919 году он был избран в члены правления только что образовавшегося Таллиннского Эстонского музея. Именно ему принадлежит идея оставить этнографический материал в Тарту, а в Таллинне создать музей с коллекцией современного эстонского изобразительного и прикладного искусства. Кроме того, Кристьян Рауд входил в состав комиссии по сохранению художественного и культурного наследия молодой республики. Он первый высказал идею создать общий регистр художественных предметов, прототип современной системы muis, которой мы пользуемся сегодня.

В 1921 году Кристьян Рауд выехал из общей мастерской и через некоторое время вместе с семьей переселился в Нымме. Пауль Рауд, которому очень полюбилось ателье в Девичьей башне, жил в нем до конца жизни. Здесь всегда был его «тихий уголок» и место умиротворения, где он черпал вдохновение для творчества. Именно в этой мастерской им были созданы такие известные произведения как «Мать взяла колыбель на луг» (1912-19), «Девушка из Кассари» (1920), портрет Яана Поска (1929), множество эскизов и этюдов.

 

Автор: Юлия Воинова

Иллюстрации из архива TLM

 

#40историй

Проект проводится при поддержке Совета Министров Северных стран.