За Софией Августиной Ангальт-Цербстской – императрицей Екатериной II – в общественном сознании закрепилась слава женщины любвеобильной. Что называется – горячей.

Но в Выру – городе, признанном метеорологами самым жарким местом Эстонии и возведенным за это СМИ в статус «столицы жары» – памятник ей установили, конечно же, вовсе не поэтому.

Матушка-императрица, изрядно попутешествовавшая по бескрайним просторам Российской империи и побывавшая на территории Эстляндии и Лифляндии, никогда не посещала берега озера Тамула.

Но то, что стоящая здесь одинокая мыза будто по взмаху волшебной палочки превратилась в административный центр вновь созданного уезда и стала первым его зданием, бесспорна является заслугой самодержицы.

*                              *                              *

Абсолютный тепловой рекорд за всю историю метеорологических наблюдений на территории нынешней Эстонии – 35,6 градусов – был зафиксирован в Выру 11 августа 1992 года.

Почти точно за двести восемь лет до того, 21 августа 1784 года, генерал-губернатор Рижского наместничества Джордж Браун постановил считать Выру центром вновь создаваемой провинции.

Происходившее было частью больших планов императрицы по реорганизации административного устройства России в целом и ее Остзейских или, как их станут называть позже, Прибалтийских губерний.

Собственно, по первоначальным планам, новый город в не слишком урбанизированной восточной части Лифляндской губернии планировалось заложить на землях мызы Вана-Койола, лежащей вне границ теперешнего уезда Вырумаа.

И быть бы по сему, если бы не вмешалось обстоятельство даже не столько стратегического или топографического, сколько чисто архитектурного или даже эстетического порядка: ансамбль помещичьей усадьбы генерал-губернатору Брауну чем-то не приглянулся.

А вот усадебный дом поместья Выру – судя по зарисовкам современников, солидный и представительный, решенный в формах позднего барокко, – напротив. В письме к императрице Браун указывал, что он вполне мог бы стать первым городским зданием.

Так оно и произошло. Дом, позднее перестроенный до неузнаваемости, но все же сохранившийся до наших дней, был выкуплен у владельцев в казну и приспособлен для размещения в нем органов самоуправления – магистрата.

За пять лет до того, как в 1790 году магистрат собрался на первое свое заседание, в Санкт-Петербурге был утвержден генеральный план вновь основанного города и его герб: ель на золотистом фоне «в знак того, что оные деревья в окрестностях весьма изобилуют».

С древесиной на берегу озера Таммула и вправду не было проблем, однако представительские здания города, тем не менее, были каменными. И не только ратуша, но и две церкви, лютеранская и православная – обе, разумеется, Екатерининские.

В основанном «с нуля» городе появилась сетка кварталов, расчерченных пресекающимися под прямым углом улиц. Казалось бы, ничего необычного, но для человека конца XVIII века это выглядело необычайно современно и прогрессивно.

Расположенный на давнем торговом тракте Тарту-Псков новый административный центр стал стремительно развиваться, и уже через пять лет после основания в нем жили шестьдесят семь полноправных бюргеров. Причем, из Остзейских провинций из их числа были только двадцать три, а из иностранных германских княжеств – семнадцать. Еще двадцать – из «внутрироссийских губерний» и один – из Швеции.

Немногие города Лифляндской и Эстляндской губерний могли в ту пору похвастаться столь пестрым (в плане происхождения) населения. Там царила практически столичная многонациональность!

*                             *                              *

Один из российских литераторов, посетивший Выру полтора века назад, писал, что крохотный этот городок, кажется, только тем и занят, что ломает голову, пытаясь понять, зачем и для чего его в этой глуши заложили.

Сарказм путешественника понять нетрудно: после смерти благодетельницы Екатерины начатые ею преобразования были свернуты, административная реформа отменена, а провинция с центром Выру была и вовсе упразднена.

Практически вплоть до прокладки железнодорожной ветки Рига-Псков несостоявшийся административный центр пребывал в эталонной провинциальной сонливости: ни ремесло, ни торговля тут особо не развивались.

Зато процветала культура! Достаточно вспомнить, что в частном пансионе Генриха Крюмера обучались десятки юношей со всей России, включая совсем уж неблизкое Закавказье. Среди них были поэт Афанасий Фет и декабрист Вильгельм Кюхельбекер.

Врачом в учебном заведении служил Фридрих Рейнхольд Крейцвальд, составитель эстонского национального эпоса «Калевипоэг». К нему в гости приезжал наставник и собрат по литературной ниве, автор «Калевалы», финский поэт Элиас Лённрот.

Основанное в 1881 году музыкально-драматическое общество «Каннель» не могло, конечно, тягаться с тартуским «Ванемуйне» и таллиннской «Эстонией» — однако именно на его основе в Выру был создан профессиональный театр.

В городе, где накануне присоединения Эстонии к Советскому Союзу жили около шести тысяч человек, издавались сразу две газеты. Это ли не доказывает, что захолустьем и медвежьим углом тут и не пахло?!

*                             *                              *

Вторая половина ХХ столетия оказалась не слишком милосердна к городу возле озера Тамула: Вторая мировая война и послевоенные градостроительные эксперименты лишили его прежнего очарования.

Так, под снос пошли целые кварталы исторической застройки, в том числе и здание прославленного пансионата Крюмера, которое исчезло из городского пейзажа – страшно подумать! – не в пятидесятые, а в 1976 году.

Нельзя сказать, что в нынешнее тысячелетие Выру вступил на подъеме. Скорее наоборот: железнодорожное сообщение сократилось, промышленные предприятия амортизировались, отток населения постоянно рос.

Далеко не все из наследия переходного периода полностью преодолено и в наши дни. Но ко дню своего двухсотлетия Выру поставил цель – преобразиться хотя бы внешне – и, что отрадно констатировать, поставленную задачу решил.

Центральная, бывшая рыночная площадь преобразилась в футуристического вида парк: его оформление обыгрывает значение эстонского слова  võru (обруч, обод, кольцо). Главная улица – Екатерининская аллея – превратилась в бульвар.

Спокойно, с чувством выполненного долга и явно довольная собой шагает по ней Екатерина II. Этот памятник, установленный в 2013 году, стал первым монументом российскому монарху, созданным в независимой Эстонской Республике.

И пусть сама царица в Выру никогда не бывала, горожане помнят и, хочется верить, любят ее. Возможно, не так пылко, как можно было бы ожидать от «столицы жары», но все же питают к крестной матери города самые теплые чувства.

 

Фото: Основательница Выру императрица Екатерина II прогуливается монументальной походкой памятника по главной улице «столицы жары».

 

Автор: Йозеф Кац

#40историй

Проект проводится при поддержке Совета Министров Северных стран.